Мамы Георгия Гонгадзе основное отыскать собственного сына

ef75905c

гонгадзе Леся Гонгадзе созналась КПП, что она не интересуется судом над Алексеем Пукачем.

— Это их разборки! – чувственно сообщила Леся. – Тот череп, который он демонстрировал (летом 2009-го экс-начальник милиционерской наружки показал, где засыпал череп Гонгадзе. – Авт.), не имеет ничего совместного с моим сыном. Я это тогда сообщала и говорю в настоящее время: я по зубам установила, и в точности понимаю, что в Московском морге – не мой сын! И я буду находить его далее. А кого убил Пукач и за что его осуждали – мне не любопытно.

Также Леся Гонгадзе чистосердечно возмущена, что адвокат Валентина Теличенко представляет в суде интересы вдовы  Гонгадзе Мирославы, а не ее.

— Теличенко – адвокат пострадавшей стороны, а пострадавшая сторона в данном деле – я, мать! А Мирослава собственную компенсацию обрела – 100 миллионов euro, она пошла на «всемирную» с российским правительством, означает, должна была выходить из игры. Мы с ней как 2 края у одной речки!

В настоящее время Леся Гонгадзе 6 месяцев достигает от Генпрокуратуры предложить ей адвоката, чтобы передать иск об обороне почести и преимущества собственного сына. Например против определенных изданий, которые сообщали, как будто Геннадий Гонгадзе вел войну в нанятых армиях в Сухуми в пыл грузино-абхазского инцидента, и, что у него осталось очень много долгов и это вполне может быть второй причиной его пропадания.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *